ФИЛОСОФИЯ МАТЕРИАЛИЗМА И ВОЗРАСТ ЗЕМЛИ: ЕСТЬ ЛИ МЕЖДУ НИМИ СВЯЗЬ?

by on
Also available in English
Share:

(Originally published in The Master’s Seminary Journal, 15:1 (Spring 2004), pp. 72-91, and presented here with kind permission of the publisher

В наши дни многие люди озабочены отрицательным воздействием теории эволюции на жизнь общества. Кто-то видит его последствия в моральном и духовном хаосе – и в миру, и в церкви. Кто-то указывает также на вред, который наносит «промывание мозгов» эволюционной философией в учебных заведениях и в научных кругах. Противники теории эволюции справедливо возражают, что неодарвинизм (как и любая связанная с ним теория – например, «теория прерывистого равновесия») – не только и не столько наука, сколько философский материализм1, маскирующийся под научную теорию. Многие критики дарвинизма принадлежат к движению «Разумный замысел» (далее – РЗ), а многие также являются участниками движения «Креационисты за молодую Землю» (далее – КМЗ).

Я солидарен с лидерами движения РЗ и высоко ценю большую часть того, что они пишут, – не только о научной несостоятельности всех теорий биологической эволюции, но и, в особенности, о той мертвой хватке, которой философский материализм сжимает горло науки.

Однако из книг и статей участников движения РЗ и из прослушанных мною лекций некоторых его лидеров я могу заключить, что они недостаточно четко представляют себе, до какой степени наука порабощена материализмом. К этому выводу меня привели утверждения такого рода: «Мы не будем касаться вопроса о возрасте Земли, так как это вопрос второстепенный и вызывающий разногласия. Мы остановимся сразу на главной проблеме, а именно – проблеме засилья материализма в науке»2. Подобные фразы оставляют впечатление, что проблема возраста Земли не связана с материализмом. Как следствие, многие христиане даже не обращают внимания на доказательства молодости Земли, приводимые КМЗ, будучи уверены в том, что представители движения РЗ правильно видят ситуацию и придерживаются верной стратегии в борьбе с теорией эволюции. Но проблема возраста Земли неотделима от материализма, и я попытаюсь доказать это.

Когда я читаю материалы представителей РЗ, у меня складывается впечатление, что они не понимают исторические причины, по которым в науке стала господствовать философия. Или, по крайней мере, в своих исторических исследованиях заходят недостаточно далеко в прошлое. На самом деле же, если обратиться к истории (в частности, истории идеи о том, что Земле и Вселенной много миллионов лет), то легко убедиться, что родоначальники этой идеи толковали факты на основе материалистических по своей сути допущений. Аналогичным образом, если тщательно проанализировать рассуждения современных геологов и астрономов о миллиардах лет Земли и Вселенной, мы обнаружим, что и геология, и астрономия подчинены тому же материализму, который управляет биологической, да и почти всеми остальными сферами науки.

Исходя из этого, я утверждаю, что доказательство молодости Земли – решающий удар по засилью материализма в науке, и, ведя борьбу с материализмом только в биологических науках, мы оставляем открытыми тылы3. Но если Филлип Джонсон (Phillip Johnson), признанный лидер движения РЗ, пытается сохранять нейтральную позицию по отношению к проблеме возраста Земли, то многие влиятельные ученые в РЗ (например, Хью Росс (Hugh Ross), Роберт Ньюмен (Robert Newman), Уолтер Брэдли (Walter Bradley)) убежденно и активно противостоят идее «молодой Земли». Иными словами, представители движения РЗ борются с материализмом в биологии и в то же время закрывают глаза на материализм в геологии и астрономии, а то и вовсе проповедуют его. Такая непоследовательность в борьбе с материализмом существенно уменьшает ее шансы на успех.

I Исторические предпосылки

По большому счету, идея «старой Земли» начала укореняться в науке в конце XVIII – начале XIX века, то есть еще до того, как появилась противоречивая теория Дарвина. До этого в Европе и Северной Америке, где наука возникла и развивалась под влиянием христианства, а предположения об окружающем мире строились в строгом соответствии с Библией, преобладало мнение, что Землю сотворил Бог около 6000 лет назад за шесть обычных дней и за грехи людей произвел на ней Всемирный Потоп. Как же родилась идея «старой Земли»?

Большое влияние на развитие представления о «старой Земле» в конце XVIII – начале XIX века оказали два выдающихся мыслителя XVI века – Галилео Галилей и Фрэнсис Бэкон. Как известно, Галилей (1564 – 1642) был сторонником теории Коперника, гласившей, что Земля вращается вокруг Солнца, а не Солнце вокруг Земли. Сначала верхушка Римской католической церкви не возражала против этой идеи, но в 1633 году Папа Римский в силу ряда причин педагогического, политического и духовного характера изменил свое отношение к ней и, угрожая Галилею отлучением от церкви, заставил ученого отречься от гелиоцентрических убеждений. Но в конечном итоге теория Коперника получила всеобщее признание, и многие христиане вынесли для себя из так называемого «дела Галилея» две истины. Первую сформулировал сам Галилей, написав: «Намерение Святого Духа – открыть нам пути на небеса, а не пути небес»4. Иными словами, стало ясно, что Библия учит нас теологии и морали, а не астрономии или другим наукам. Вторая истина вытекает из первой и заключается в том, что церковь делает огромную ошибку, если пытается указывать ученым, во что верить и каким видеть мир5.

Значительное влияние на развитие современной науки оказал и Фрэнсис Бэкон (1561 – 1626) – английский политик и философ, современник Галилея. Он доказал важность наблюдения и эксперимента как наиболее действенных методов получения достоверных знаний об окружающем мире. Он также утверждал, что теория должна строиться только на основе всей совокупности тщательно собранных данных. И хотя Бэкон недвусмысленно заявлял о своей вере в сотворение мира за шесть обычных дней в недалеком прошлом6, он настаивал на том, чтобы ученые в процессе познания не путали «две книги Божьи» – творение и Писания. Он писал:

«Однако некоторые современные ученые все же ударились в это безрассудство. Легкомысленно выводить натуральную философию из первой главы Бытия, книги Иова и других мест Священного Писания – «искать мертвецов среди живых». Необходимо ограждать и удерживать себя от подобного безрассудства, ибо неразумное смешение божественного и человеческого порождает не только надуманную философию, но и еретическую религию»7.

В итоге благодаря Галилею и Бэкону возникло строгое разделение между изучением творения (что стало задачей ученых) и изучением Писания (что стало уделом богословов и священников). Обращаясь к истории науки в XIX веке, мы видим, что геологи – сторонники идеи «старой Земли» (как христиане, так и атеисты) зачастую прибегали к изречениям Бэкона и Галилея в спорах с так называемыми «библейскими геологами». Речь идет о священниках и ученых-христианах, которые в 1820-е – 1850-е годы противостояли теориям «старой Земли», приводя библейские, философские и геологические доказательства истин Книги Бытия (о сотворении мира за шесть обычных дней около 6000 лет тому назад и о Всемирном Потопе во времена Ноя, создавшем, по их мнению, большую часть геологической летописи)8. Аргументы сторонников «старой Земли» возымели успех, поскольку обоснованность их предостережений была очевидной. Суть этих предостережений состояла в следующем: все, кто настаивает на буквальном понимании Бытия в том, что касается Творения, возраста Земли и Всемирного Потопа, повторяют ту же ошибку, которую за три века до этого делала католическая церковь относительно устройства Солнечной системы. «И посмотрите, как это замедлило прогресс науки и выставило церковь на посмешище!» – говорили защитники идеи «старой Земли».

II Новые теории о возникновении и истории Земли

В конце XVIII столетия в противовес устоявшейся креационной модели «молодой Земли» начали появляться другие теории возникновения и истории Земли – теории эволюционные и материалистические по своей сути. Большое влияние на их развитие оказали три французских ученых – Жорж-Луи де Бюффон (1708 – 1788), Пьер Лаплас (1749 – 1827) и Жан Ламарк (1744 – 1829). Бюффон в 1778 году выдвинул гипотезу о том, что Земля возникла в результате столкновения кометы с Солнцем, изначально пребывала в расплавленном состоянии (лава) и постепенно остывала на протяжении как минимум 75000 лет (цифра, которую он получил, изучая охлаждение металлов)9. Бюффон, видимо, был деистом, а возможно, и тайным атеистом10. А вот Пьер Лаплас, выдвинувший в 1796 году небулярную гипотезу11, не скрывал свои атеистических взглядов. Лаплас предположил, что Солнечная система изначально представляла собой облако газа и возникла путем его естественной конденсации в течение огромного периода времени. Жан Ламарк, колебавшийся между деизмом и атеизмом12, в своей книге «Философия зоологии» (1809) выдвинул гипотезу длительной биологической эволюции по принципу, известному как наследование приобретенных признаков.

На рубеже XVIII – XIX веков, с началом выделения геологии в самостоятельную научную дисциплину, возникли и теории исторического развития Земли. Важную роль в этом процессе сыграл немецкий минералог Абраам Вернер (1749 – 1817), который был, скорее всего, деистом13. Хотя самим Вернером написано очень мало, его вклад в развитие геологии огромен, поскольку многие величайшие геологи XIX века были его учениками. Вернер предполагал, что геологические пласты Земли формировались путем химического и механического осаждения пород по мере того, как отступал мировой океан. Согласно его неопубликованным записям, возраст Земли – не менее миллиона лет14. Подкупающая своей простотой океаническая теория Вернера продержалась недолго (факты показали ее несостоятельность), но идея «старой Земли» прочно засела в головах его учеников.

Шотландец Джеймс Хаттон (1726 – 1797) изучал медицину, но увлекся земледелием и занимался им долгие годы, пока не заинтересовался геологией. В своей книге «Теория Земли», изданной в 1795 году, он выдвинул гипотезу о том, что континенты постепенно размывались водами океанов. Сформировавшиеся в результате этого осадочные породы со временем затвердевали и поднимались под воздействием теплоты земного ядра, образуя новые континенты, которые затем вновь медленно, но верно размывались океаном. Циклическая модель Хаттона предполагала, что Земля могла и не иметь начала. За это многие современники обвиняли Хаттона в атеизме, хотя он, по всей вероятности, как и Вернер, был деистом15.

Еще одной ключевой фигурой в развитии геологических теорий «старой Земли» был английский исследователь Уильям Смит (1769 – 1839). В отличие от Вернера и Хаттона, Смит изучал окаменелости в геологических породах. Будучи геодезистом и специалистом по орошению, он участвовал в строительстве каналов во всех уголках Англии и Уэльса и имел дело с геологическими пластами и окаменелостями. Смита называют «отцом английской стратиграфии» – он составил первые геологические карты Англии и Уэльса и разработал методику определения относительного возраста пластов по окаменелостям16. Смит был теистом с весьма неопределенным отношением к религии.17 Он верил в многочисленные сверхъестественные явления при сотворении мира и в вызванные сверхъестественными причинами наводнения, – однако, по его мнению, они длились гораздо дольше, чем сказано в Библии18.

Знаменитый французский ученый Жорж Кювье (1768 – 1832), занимавшийся сравнительной анатомией и палеонтологией, известен как самый влиятельный сторонник еще одной теории об истории Земли – теории катастроф. Номинально Кювье был лютеранином, но в ходе недавних исследований выяснилось, что он был воинствующим деистом19. Изучая окаменелости, преимущественно найденные в карьере неподалеку от Парижа, он предположил, что возраст Земли огромен и что за это время на ней произошли, по меньшей мере, четыре катастрофических наводнения огромного, а то и почти глобального масштаба, причем последнее из них было приблизительно 5000 лет назад20. Это, безусловно, совпадает по времени с библейским Всемирным Потопом, и некоторые сторонники теории Кювье полагали, что это и был Потоп, хотя сам Кювье ни разу открытым текстом не отождествлял последнее наводнение с Потопом из Книги Бытия21.

И, наконец, Чарльз Лайель (1797 – 1875) – автор трехтомника «Основы геологии». Лайель был, скорее всего, деистом (или унитарием, что, в сущности, одно и то же)22. Он получил юридическое образование, но увлекся геологией и в 1830 году начал публиковать свой труд. Основываясь на идее Хаттона о равномерном развитии, Лайель утверждал, что особенности геологического строения Земли могут – и должны – объясняться эрозией, отложением осадков, сейсмической активностью, вулканизмом и другими естественными процессами, происходившими в прошлом по существу с теми же средней скоростью (частотой) и мощностью, которые мы наблюдаем в наши дни. К 1840-м годам именно взгляды Лайеля стали определять развитие геологии. Таким образом, в 1820-е – 1850-е годы в науке существовали три точки зрения на историю Земли (их наглядное сопоставление см. в приложении).

Следует отметить еще двух английских геологов того времени, чье влияние в научном мире было весьма велико. Это Уильям Бакленд (1784 – 1856) и Адам Седгвик (1785 – 1873). Бакленд в 1813 году стал профессором геологии в Оксфордском университете, а Седгвик в 1818 году получил такую же должность в Кембридже. И тот, и другой были рукоположены в священники англиканской церкви; и тот, и другой сначала были сторонниками теории катастроф Кювье. Однако в начале 1830-х годов и Бакленд, и Седгвик под влиянием идей Лайеля публично отреклись от своих катастрофистских взглядов и признали теорию униформизма (то есть равномерного развития). В 1823 году вышла книга Бакленда “Reliquiae Diluvianae”, благодаря которой его нередко считают защитником идеи Всемирного Потопа. Но, как справедливо отмечают библейские геологи, за видимостью защиты Потопа на самом деле стояла тонко скрытая атака на него. Пользуясь своим влиятельным положением в учебных заведениях и в церкви, Бакленд и Седгвик в 1820-х годах убедили многих христиан отказаться от буквального понимания Книги Бытия и от веры в уникальность и исключительную значимость Всемирного Потопа для геологии и признать новые геологические теории об истории Земли.

Рассказ о геологии первой половины XIX века будет неполным, если не упомянуть о Лондонском геологическом обществе, основанном в 1807 году. Это было первое в мире научное общество, занимавшееся исключительно геологией. На тот момент знания о геологических формациях и заключенных в них окаменелостях были еще очень скудными, однако в основе научной концепции Лондонского геологического общества лежала убежденность в том, что Земля намного старше, чем гласит Бытие, и ее история отлична от библейской летописи. А ведь в числе наиболее влиятельных фигур в этом обществе были священники англиканской церкви! Мало того, что в то время геологическое строение Земли было еще недостаточно изучено, – еще не было ни профессиональных геологов, ни ученых степеней в области геологии. Все это появилось только в 1830-е – 1840-е годы, то есть уже после того, как материалистическая идея «старой Земли» прочно закрепилась в умах ученых, возглавлявших геологические общества, научные журналы и факультеты геологии в университетах.

III Христианские компромиссы c теориями «старой Земли»

В начале XIX века многие христиане пытались создавать теории, примиряющие Библию и геологические представления о «старой Земле». В 1804 году 24-летний пастор Томас Чалмерс (1780 – 1847), ставший вскоре одним из ведущих религиозных деятелей Шотландии,23 выдвинул «теорию разрыва». Отметим, что Чалмерс начал проповедовать свою теорию до того, как было образовано первое в мире геологическое общество (в 1807 году в Лондоне), раньше, чем была опубликована теория катастроф Кювье (в 1812 году на французском языке и в 1813 – на английском), и более чем за два десятилетия до появления теории Лайеля (1830 год). Во многом благодаря его таланту писателя и проповедника теория разрыва быстро стала самой популярной христианской трактовкой Книги Бытия и почти полвека не сдавала свои позиции. Однако в 1823 году авторитетный священник англиканской церкви Джордж Стенли Фабер (1773 – 1854) предложил другую теорию – теорию «дней-эпох»24. Христиане (особенно геологи) отнеслись к ней с недоверием из-за явного несоответствия между хронологиями теорий о «старой Земле» и первой главы Бытия. Теория «дней-эпох» приобрела достаточное число сторонников только в 1850-е годы, после того, как, отказавшись от теории разрыва, ее признал и начал пропагандировать Хью Миллер (1802 – 1856), влиятельный шотландский геолог и единоверец Чалмерса25.

Тогда же, в 1820-е годы, шотландский зоолог и священник Джон Флеминг (1785 – 1857) начал развивать идею «спокойного» Потопа26 (под влиянием Флеминга ею увлекся и Лайель). В конце 1830-х годов видный богослов и священник, сторонник конгрегационализма Джон Пай Смит (1774 – 1851) высказал точку зрения, что в главах 1 – 11 Бытия описаны локальное сотворение и локальный потоп, имевшие место предположительно в Месопотамии27. Помимо этого, в 1830-е годы в Британии под влиянием немецкой либеральной теологии приобрело популярность представление о Книге Бытия как о мифе, содержащем исключительно богословские и моральные истины.

Из всего этого следует, что к 1830 году, когда появилась униформистская теория Лайеля, и геологи и церковь в большинстве своем полагали, что возраст Земли существенно превышает цифру в 6000 лет, и что Всемирный Потоп не был причиной формирования геологической колонны. Именно Лайеля часто превозносят (или проклинают) за то, что церковь утратила веру в книгу Бытия. Но на самом деле колоссальный урон церкви был нанесен еще до Лайеля, и не в последнюю очередь – самими христианами, которые поддерживали компромиссные теории о «старой Земле», хотя в остальном оставались верны библейскому учению. И все это происходило тогда, когда геологи еще совсем мало знали о породах и окаменелостях.

Несмотря на все это, многие евангельские христиане и представители «Высокой церкви» по-прежнему придерживались буквального понимания Книги Бытия, поскольку именно такая трактовка была наиболее здравой с экзегетической точки зрения. По существу, до 1845 года в большинстве комментариев к Библии утверждалось, что в Бытии описаны Сотворение мира за шесть обычных дней в недалеком прошлом и подлинная катастрофа глобального масштаба – Всемирный Потоп28.

Таким образом, в первой половине XIX века в научном мире соперничали разные геологические теории о «старой Земле» и, соответственно, разные интерпретации первых глав Бытия, а библейские геологи противостояли всем этим идеям.

IV Развитие деизма и атеизма в философии

Противостояние между Библией и геологией обусловили два соперничавшие, но во многом схожие мировоззрения, распространившиеся в XVIII столетии, – деизм и атеизм. Условия для их расцвета создала эпоха Просвещения, возвеличившая человеческий разум вплоть до признания за ним права самостоятельно решать, что истинно, а что нет. Такая «коронация разума» не только пошатнула власть церкви в обществе, но и привела к разного рода нападкам на Библию с ее летописью сверхъестественных событий. Это подрывало авторитет Библии как непогрешимого источника богословской, моральной и исторической истины. И деизм, и атеизм отрицали сверхъестественное в истории Земли, отличаясь друг от друга лишь философской «оправой».

Деисты верили в некоего весьма расплывчато определяемого ими Бога-Творца, который сверхъестественным образом положил начало всему сущему. В остальном они придерживались тех же взглядов на Писание и на объективную действительность, что и атеисты. Те и другие утверждали, что Библия – простая книга, написанная людьми и содержащая ошибки, а не боговдохновенное Слово, и что история и назначение всего творения целиком и полностью объясняются свойствами материи и «нерушимыми законами природы», действующими на протяжении огромного периода времени. И деисты, и атеисты зачастую скрывали свои истинные убеждения, особенно в Англии, где такие убеждения традиционно были неприемлемы. Многие деисты и атеисты занимали высокое положение в научных кругах Европы и Америки и пользовались этим, искусно и успешно пропагандируя то, что сейчас мы называем материализмом. Вот что пишет Брук (Brooke) о скрытом влиянии деистических форм материализма на науку:

«Без дополнительного исследования историку (как и современникам) не всегда ясно, на каких позициях стояли сторонники разумного замысла – христианских или деистических. И сама эта двусмысленность порой была им на руку. Облекая потенциально пагубные для их репутации открытия в термины естественного богословия, ученые выглядели более ортодоксальными, чем были на самом деле, и при этом не чувствовали себя лицемерами, если сами больше склонялись к деизму»29.

Деизм и атеизм существенным образом повлияли и на изучение Библии и христианскую теологию. В континентальной Европе это влияние стало очевидным в конце XVIII, а в Великобритании и Америке – к середине XIX века. Ревентлоу (Reventlow) в своем обширном исследовании пришел к следующему выводу:

«Невозможно переоценить влияние деистического мышления и принципов гуманистического мировоззрения, ставших основой для деистической критики Библии, на историко-критическую экзегезу XIX столетия. Именно в этот период были расшатаны многие постулаты, ранее считавшиеся незыблемыми»30.

Итак, христианское мировоззрение, долгие века господствовавшее в странах Запада, быстро уступало место материалистическому. И в первой половине XIX века, когда библейские геологи противостояли теориям «старой Земли», эта мировоззренческая революция и связанное с ней переосмысление Библии и явлений природы были в самом разгаре.

Таким образом, деизм (представляющий собой слегка «теологизированный» материализм) быстро расцвел в начале XVIII века, а затем ушел в подполье, незаметно внедряясь сначала в либеральную теологию, а к XIX веку – в науку. Атеизм (неприкрытый материализм) значительно укрепил свои позиции и принял воинствующие формы в XVIII – XIX веках, особенно в континентальной Европе. При этом материализм сначала заразил (а, точнее, сразил) астрономию и геологию, и только потом перекинулся на биологию. Многие геологи – сторонники идеи «старой Земли» (например, Седгвик) с пеной у рта отрицали теорию Дарвина. Они просто не сразу поняли, что Дарвин всего лишь построил свою теорию происхождения живых организмов на тех же принципах, которые применяли геологи, разрабатывая теории о происхождении Земли и геологической летописи пластов и окаменелостей. Именно эти геологические теории легли в основу материалистической биологии.

Теория Бюффона о том, что Земля возникла в результате столкновения кометы с Солнцем, пребывала в расплавленном состоянии и остывала на протяжении как минимум 75000 лет, была безусловно материалистической. Деизм Бюффона привел его к попытке отделить науку от религии и метафизики, отказаться от телеологии и от идеи какого бы то ни было сверхъестественного божественного вмешательства в историю Земли. Потому неудивительно, что он решительно отрицал Всемирный Потоп (равно как и его влияние на возраст и историю Земли)31. Небулярная гипотеза Лапласа об образовании Солнечной системы за период времени, намного превышающий цифру в 75000 лет (ставшая праматерью теории Большого взрыва), была атеистической и, соответственно, материалистической. То же можно сказать и о деистической теории Вернера о том, что океан более миллиона лет, медленно отступая, создавал геологическую летопись, и о деистических униформистских теориях Хаттона и Лайеля. Деистические теории катастроф Уильяма Смита и Жоржа Кювье также можно считать материалистическими, поскольку и они игнорировали Священное Писание и рассматривали сугубо естественные причины образования геологической колонны (хотя и говорили о сверхъестественном происхождении живых организмов).

V Геология – объективная наука?

Авторы теорий «старой Земли» не были такими уж объективными и непредвзятыми исследователями, какими их часто преподносят, и вовсе не позволяли фактам самим говорить за себя. Авторитетный специалист в истории науки пишет о геологии XIX века:

«И вот что знаменательно: недавние работы по социальной антропологии и социологии познания показали, что концептуальная парадигма, позволяющая осмыслить мир природы, особенно отчетливо проявляется при разработке учеными классификации [геологических пластов]. Опыт исследователя, образование, приверженность «научной школе», личный темперамент, теоретический кругозор – все это накладывает отпечаток на определение тех или иных границ как «естественных»32.

Было бы заблуждением считать, что все эти факторы в одинаковой мере влияли на всех ученых. Кроме того, важнейшей составляющей теоретического кругозора являются религиозные взгляды человека (к которым также относятся атеизм и агностицизм). Влияние религиозных взглядов на появление геологических теорий о «старой Земле» нередко недооценивают и даже игнорируют. А ведь мировоззрение ученого сказывается не только на толковании данных, но на собственно результатах наблюдений. Как справедливо отметил другой известный историк науки, имея в виду не только ученых, «люди часто замечают то, что ожидают увидеть, и упускают из вида то, что видеть не хотели бы»33. Радуик (Rudwick) в своей книге, посвященной спору о девонской формации, возникшему в английской геологии в конце 1830-х годов, пишет:

«Кроме того, едва ли не все записи в их полевых дневниках, касавшиеся спора о девонской формации, были не только в самом прямом смысле более или менее «подогнаны под теорию» (что воспринимается сейчас большинством специалистов по истории и философии науки как нечто само собой разумеющееся), – они были «подогнаны под дискуссию». И сами наблюдения, и их предварительная полевая обработка зачастую были откровенно направлены на поиск эмпирических свидетельств, которые не просто имели бы отношение к спору, но при этом были бы убедительны. Вообще, выясняется, что многие якобы невинные «фактические» данные на самом деле были специально разысканы, отобраны и занесены в протокол с тем, чтобы подтвердить собственную трактовку и оспорить правдоподобие трактовки оппонентов»34.

Лайель, исподволь протаскивая униформистскую трактовку Скроупа в отношении геологии центральной Франции, высказывал подобные идеи. В 1827 году он писал: «Было бы излишним напоминать читателю, что тот, кто хочет утвердить некую теорию, может с легкостью проглядеть не соответствующие ей факты и, не осознавая собственной предвзятости, исходить только из тех фактов, которые подтверждают его позицию»35. Однако многие геологи и тогда, и сейчас могли бы сказать, что и сам Лайель, объясняя геологические данные, не замечал собственной предвзятости.

Итак, мировоззрение существенным образом влияло на изучение, отбор и толкование геологического материала. И это не удивительно, если учесть очень ограниченный объем знаний, которым обладали отдельные ученые и геология в целом, в начале XIX века еще не вставшая на ноги как наука. Томас Кун, выдающийся специалист в области философии науки, отмечал:

«Как показывает философия науки, на основании имеющегося набора данных всегда можно построить более чем одну теорию. История науки свидетельствует о том, что выдвигать такие альтернативные теории вполне несложно, особенно на ранних стадиях развития новой парадигмы»36.

И если катастрофисты под влиянием «очевидных» доказательств все более склонны были верить в глобальные катастрофы, то униформисты «видели» столь же неоспоримые доказательства того, что этих катастроф на Земле никогда не было. Подобным же образом и библейские геологи – такие, как преподобный Генри Коул (не имевший геологического образования) или преподобный Джордж Янг (прекрасно знавший геологию), – считали, что все их оппоненты «не замечают» лежащие на поверхности доказательства недавнего Сотворения мира Богом и единственного в своем роде Всемирного Потопа37.

Основатели теорий «старой Земли» не просто вели себя предвзято в силу различных обстоятельств, но и были, втайне или открыто, враждебно настроены по отношению к Священному Писанию. Представление об этом мы можем получить, читая Чарльза Лайеля. В личном письме коллеге, стороннику идеи «старой Земли» Родерику Мерчисону от 11 августа 1829 года (за считанные месяцы до выхода в свет первого тома его «Основ геологии» – столпа теории равномерного развития) Лайель писал:

«Я верю, что мой очерк о прогрессе геологии получит признание. Старина [преподобный Джон] Флеминг опасается, что наша эпоха не примет мои антибиблейские заключения или что духовенство будет противостоять столь неудобным для него взглядам, но я не боюсь этого. Я выскажу все, но настолько миролюбиво, насколько это будет возможным»38.

Примерно тогда же в переписке со своим другом Джорджем П. Скроупом (который тоже был приверженцем идеи «старой Земли» и в придачу депутатом парламента) Лайель утверждал: «Если где-нибудь и можно изложить «Моисееву геологию», не оскорбив при этом науку, то только в историческом очерке»39. Почему же Лайель хотел избавить геологию от исторически точного (боговдохновенного) описания Потопа? Потому что, будучи унитарием, он восстал против своего Создателя Иисуса Христа и, как и его предшественник-униформист Джеймс Хаттон, хотел, чтобы геология исходила из материалистических предпосылок. Хаттон же писал: «Мы должны объяснять историческое прошлое нашей планеты только теми явлениями, которые можем наблюдать и сейчас. При этом нельзя допускать действие на Земле каких-либо внеприродных сил, равно как и явлений, о которых нам ничего не известно»40.

Таким образом, что бы ни думали представители движения РЗ и многие другие христиане, материализм (с присущим ему отрицанием Библии, особенно Книги Бытия) в конце XVIII – начале XIX века подчинил себе геологию и астрономию. Распространению вируса материализма в науке сопутствовало развитие того же критического материалистического подхода к Книге Бытия среди ученых-библеистов. Иными словами, сложилось мнение, что Моисей не был движим Святым Духом и, соответственно, Бытие ничем не отличается от любой другой книги, написанной человеком и содержащей ошибки; к тому же после Моисея над ней еще много веков трудились другие авторы и редакторы.

Хотя некоторые приверженцы униформизма и теории катастроф верили в Творца и даже называли себя христианами, в своих теориях они объясняли данные геологии и астрономии, руководствуясь постулатами материалистической философии. Многие адепты идеи «старой Земли» не были на все сто процентов материалистами в философском понимании этого слова. Однако все они, осознанно или неосознанно, исходили в своих объяснениях из материалистических предпосылок. Иначе говоря, они выводили теории об историческом развитии Земли и Солнечной Системы исключительно из наблюдаемых в наши дни явлений и законов природы, умножая их на время и случай (то есть исключая сверхъестественное вмешательство Бога при грехопадении и Потопе, отменившее или, по крайней мере, изменившее некоторые из естественных процессов и законов).

Именно такое антибиблейское материалистическое мышление легло в основу появившейся через полвека дарвиновской теории равномерной биологической эволюции – теории, с помощью которой Дарвин пытался объяснить невероятно разумное строение живых организмов. Геологические теории «старой Земли» и астрономические «старой Вселенной», как и теории биологической эволюции – неодарвинизм и теория прерывистого равновесия, – суть не что иное, как материалистическая философия (или, точнее, религия), маскирующаяся под научные факты.

VI Материализм и униформизм

Остановимся поподробнее на вопросе о материализме и униформизме. Мне кажется, что и участники движения КМЗ, и наши оппоненты – как христиане, сторонники идеи «старой Земли», так и неверующие, – нередко относятся к этому вопросу поверхностно, а то и вовсе неправильно, что отражается в их работах.

Для начала я хотел бы прояснить одну вещь. Если ученый придерживается материалистических убеждений, это не обязательно означает, что его научные выводы окажутся неверными. Например, человек, исходя из материалистических предпосылок, может логическим путем вывести из собственных наблюдений закон инерции. Или вспомним атеиста Фрэнсиса Крика – одного из ученых, открывших структуру молекулы ДНК. Однако эти примеры относятся к тому, что мы именуем экспериментальной наукой. В ней применяется так называемый «научный метод» – повторяемые эксперименты в контролируемых учеными условиях, позволяющие получить достоверные знания о мироздании в целом и об отдельных его элементах. Так, исследования в области медицины, техники и большая часть исследований в области биологии, химии и физики позволяют отнести эти науки к категории экспериментальных. Именно благодаря экспериментальной науке человек шагнул на Луну, почти в каждой кухне появился холодильник, а очень многие болезни перестали быть неизлечимыми. Экспериментальная наука изучает настоящее; она практически не влияет на доктрины христианства и редко зависит от религиозных взглядов ученых.

Однако если нас интересует, например, происхождение закона инерции или молекулы ДНК, или же возраст и история Земли и Вселенной (и всего в ней), то тут дело обстоит совсем иначе. Этими вопросами занимается так называемая наука о происхождении. В ней не применяется «научный метод» экспериментальной науки (разве что иногда, чтобы установить возможные причины тех или иных событий прошлого). А для того, чтобы установить действительные, имевшие место в недоступном для наблюдения прошлом, причины наблюдаемого в настоящем явления (будь то окаменелость или Большой Каньон), ученые применяют «узаконенные» методы исторической науки – изучение всех свидетельств очевидцев прошлого события и детальное исследование его косвенных доказательств, имеющихся в настоящем. К категории науки о происхождении относятся, в частности, археология, палеонтология и историческая геология. Наука о происхождении напоминает криминальное расследование: ученые пытаются установить, что происходило в прошлом, на основании фактов, которыми они располагают в настоящем. И такое воссоздание хода истории имеет прямую и тесную связь со многими важнейшими доктринами христианства. В науке о происхождении материалистические и униформистские взгляды оказывают серьезное влияние на изучение, отбор и интерпретацию фактов, что может привести (и приводит) к крайне ошибочным выводам. Именно по отношению к науке о происхождении уместно вспомнить предостережения Иисуса о том, что «не может… дерево худое приносить плоды добрые» (Мат. 7:18), и апостола Павла о лживой философии (Кол. 2:8) и «прекословиях лжеименного знания» (1 Тим. 6:20). Геологические теории «старой Земли» имели отношение к истории. И поскольку они основывались на антибиблейских предпосылках, вполне логично, что их версия истории Земли отличалась от описанной в Библии.

Нельзя сказать, что материалистическое и даже униформистское мышление несовместимо с христианством. Со времен ледникового периода, который наступил после Потопа и длился примерно 500 – 700 лет41, и по сегодняшний день естественные процессы в природе (напр., землетрясения, извержения вулканов, эрозия под действием воды и ветра и образование осадочных пород, падение метеоритов и т. п.) не претерпели никаких существенных изменений и происходили с теми же средней скоростью (частотой) и силой, с какими мы наблюдаем их в наше время. Более того, в промежутке между неделей Творения и Потопом эти процессы также протекали равномерно, несмотря на некоторые различия в начальных условиях для различных явлений и законов природы. В течение недели Творения разные законы природы вступали в действие в разное время – по мере того, как Бог создавал «подотчетную им сферу мироздания» (напр., законы, отвечающие за рост и размножение растений, не имели силы, пока в День третий Бог сверхъестественным образом не сотворил первые растения; законы движения небесных тел вступили в действие в День четвертый, когда Бог создал эти тела; законы животного мира – в День пятый, когда Бог создал первых птиц и тварей морских). И, безусловно, к тому времени, как Бог сотворил Адама, все законы природы уже действовали.

Однако вполне вероятно, что когда Бог проклял все свое творение в 3 главе Бытия, Он определенным образом изменил часть законов природы. Так появилось «рабство тлению», о котором говорит Павел в Послании к Римлянам 8:19-23. Мир, в котором живем мы, похож, на совершенный первозданный мир, сотворенный Богом за шесть обычных дней, но при этом сильно отличается от него. Сегодня ученые изучают мир, испорченный человеческим грехом и последовавшим за ним Божьим проклятием. В наши дне все геологи и астрономы – сторонники идеи «старой Земли» (как называющие себя христианами, так и неверующие) отрицают факт влияния грехопадения на мироздание. Отрицали его и их предшественники в начале XIX века. Это отрицание – очевиднейшее проявление нехристианского мировоззрения. Многие христиане, верящие в «старую Землю», открыто отрицают влияние грехопадения на Вселенную; остальные же делают это неосознанно. То есть, они признают, что грехопадение затронуло все творение, но, придерживаясь эволюционных взглядов на историю Земли (даже если они отвергают дарвинистскую модель происхождения различных форм жизни), они тем самым по умолчанию предполагают, что проклятие из 3 главы Бытия не имело заметного воздействия на творение, за исключением человека.

Многие законы оставались в силе и во время Потопа. Например, вода по-прежнему текла вниз, при достаточной скорости размывала сушу и несла с собой ил, песок, фрагменты породы и гальку, а с уменьшением скорости теряла и «сортировала» их, как и сейчас. Но в течение того года, на протяжении которого длился Потоп, естественный ход событий в природе был существенно нарушен сверхъестественным Божьим промыслом (Потоп начался ровно через семь дней после того, как Бог объявил об этом Ною; Бог привел животных к Ноеву ковчегу; «разверзлись источники великой бездны, и окна небесные отворились» одновременно по всей Земле и т. д.).

Исходя из этих соображений, ученые-христиане должны прибегать к сверхъестественным объяснениям событий только в случаях, когда Библия прямо говорит о непосредственном божественном вмешательстве (напр., неделя Творения, грехопадение, Потоп, смешение языков в Вавилонской Башне). В остальных случаях ученым следует объяснять события и явления этого мира естественными процессами и законами природы. Законы природы описывают не то, что Бог должен делать, чтобы поддерживать Свое творение в надлежащем виде, а то, как Он обычно делает это. Бог не повинуется законам природы. Наоборот, это природа повинуется Ему. Иными словами, законы природы отражают обычные дела Бога по поддержанию творения, а чудеса – это просто случаи, когда Бог, преследуя особые цели, отходит от этих обычаев.

Креационисты (как библейские геологи первой половины XIX века, так и представители КМЗ в последние полстолетия) всегда утверждали, что 1-11 главы Бытия – исторически точное повествование, данное нам Самим Творцом. Как мы сможем правильно понять наблюдаемые нами в творении свидетельства Его деяний (будь то традиционные «природные» или нетрадиционные сверхъестественные явления), если мы пренебрегаем Его откровением об этих деяниях? И уж наверняка нельзя не запутаться, если «перетолковывать» простой язык Слова Божьего на основе материалистических трактовок наблюдаемых сегодня фактов. Однако именно этим уже почти двести лет занимаются (открыто или подспудно, осознанно или бессознательно) те представители движения РЗ, богословы и христианские деятели, которые пытаются совместить с Библией миллионы лет Земли (а то и дарвиновскую теорию эволюции).

VII Развитие аргументов в пользу разумного замысла

Говоря о начале XIX столетия, нельзя обойти стороной достижения апологетики того времени. В конце XVIII века христиане (и не только они) стали прилагать значительные усилия, чтобы защитить свою веру в Бога-Творца от растущего влияния атеизма. Для этого они начали собирать воедино доказательства разумного замысла во всем, а особенно – в живых организмах. Самым весомым аргументом в пользу сотворения стала книга священника англиканской церкви преподобного Уильяма Пейли (1743 – 1806) «Естественная теология: доказательства существования и атрибутов Бога, содержащиеся в природе» (Natural Theology: Evidence of the Existence of and Attributes of the Deity collected from the Appearances of Nature) (1802). Она получила широкое признание, выдержав до 1820 года двадцать переизданий, и вплоть до начала XX века использовалась в качестве учебника в Кембриджском университете. И Дарвин, и все его учителя – сторонники идеи «старой Земли» – изучали эту книгу и знали ее очень хорошо.

Но были и другие работы, в числе которых – книга еще одного священника-англиканина, библейского геолога, преподобного Томаса Гисборна (1758 – 1856). Его труд «Свидетельства естественной теологии в пользу христианства» (Testimony of Natural Theology to Christianity) вышел в свет в 1818 году. Гисборн говорил, что книга Пейли очень занимательна, но в ней много упущений. Пейли в своих аргументах отмечал лишь так называемые «положительные» атрибуты Бога – такие как благость, мудрость, предвечность и всемогущество, – однако не показал, как отразились в природе Божья святость, справедливость и милосердие. Иными словами, он обошел своим вниманием огромное влияние грехопадения и Божьего возмездия на некогда совершенное творение. Гисборн попытался исправить этот недочет, рассмотрев в своей работе, как отразились в природе атрибуты Бога, не упомянутые Пейли.

В 1830-е годы появилась знаменитая книга в 8 частях «Бриджуотерские трактаты» (“Bridgewater Treatises”). В ней в качестве доказательств разумного замысла рассматривались 1) нравственная и интеллектуальная природа человека; 2) физическая природа человека; 3) астрономия и физика; 4) физиология растений и животных; 5) рука человека; 6) химия, метеорология и пищеварение; 7) геология (трактат был написан сторонником идеи «старой Земли» Уильямом Баклендом); 8) историческое развитие, повадки и инстинкты животных (единственный из восьми трактатов, написанный креационистом – сторонником идеи «молодой Земли»). Робсон (Robson) справедливо отмечает два больших недостатка этих попыток доказать существование Бога. Во-первых, трактаты сами по себе существенно расходились с божественным откровением (Библией). Поэтому вытекавшая из них естественная теология не была способна разрешить одну из наиболее сложных богословских проблем, а именно – проблему существования зла42. Проще говоря, рассуждая о Разумном Создателе, авторы трактатов не принимали во внимание грехопадение, и отсюда возникал логичный вопрос: что это был за Создатель, сотворивший мир с явными патологиями? Во-вторых, отмечает Робсон, вопреки устремлениям авторов «Бриджуотерских трактатов», их доводы, в сущности, тяготели к деизму, если не к пантеизму43. Что же касается грехопадения и его последствий, то пренебрежение ими сделало доказательства разумного замысла мишенью для критики. Приведем слова знаменитого философа Бертрана Рассела о том, почему он стал атеистом. Одна из причин заключалась в следующем:

«Рассматривая аргументы в пользу разумного замысла, невозможно не подивиться человеческой легковерности. Люди верят, что этот мир со всеми его недостатками – лучшее, что сумели сотворить за миллионы лет всемогущество и всеведение. Я никак не могу в это поверить»44.

А не так давно философ-эволюционист Дэвид Халл (David Hull) приводил примерно такие же возражения в рецензии на книгу Филлипа Джонсона «Дарвин под судом» (“Darwin on Trial”, IVPress, 1991), которая существенно упрочила авторитет движения РЗ. Халл писал:

«Теория биологической эволюции вынуждает естественную теологию ответить на непростой вопрос: каков он – тот Бог, которого открывает нам дарвиновская версия эволюции?.. Эволюционный процесс полон случайностей и состоит из невероятного количества смертей, ненужных утрат, боли и страданий. Каким бы ни был Бог, на которого указывают теория эволюции и факты естественной истории, – это не рачительный евангельский Бог. Это и не тот любящий Бог, который заботится о Своем творении. Это даже не тот внушающий страх Бог, каким Он предстает в книге Иова. Бог Галапагосских островов небрежен, расточителен, равнодушен и едва ли не жесток. Это никак не тот Бог, которому каждый из нас хотел бы молиться»45.

Этот ход рассуждений актуален даже для тех, кто отрицает неодарвинистскую теорию эволюции, но верит, что Бог время от времени создавал новые формы жизни на протяжении миллионов лет смерти, кровопролития и вымирания.

Итак, появившиеся в начале XIX века аргументы в пользу разумного замысла, хотя и были с энтузиазмом встречены «обращенными» того времени, все же не смогли оказать достойное сопротивление набирающему силу атеизму и другим формам антибиблейского скептицизма. Более того: история показала, что неосознаваемые материалистические предубеждения, лежавшие в основе тех аргументов в пользу разумного замысла, согласно которым «возраст Земли не имеет значения», на самом деле проторили путь теории Дарвина, впоследствии изгладившей их из умов большинства людей.

VIII Сегодняшние компромиссы с материалистическими теориями «старой Земли»

Филлип Джонсон и другие адепты идеи «старой Земли», принадлежащие к движению РЗ, в своих исторических изысканиях заходят недостаточно далеко. Джонсон, по всей видимости, считает, что материализм стал господствовать в науке только после Дарвина, а то и вовсе со времени празднования столетия выхода в свет книги Дарвина. Вот что пишет Джонсон о знаменитом торжестве в Чикаго в 1959 году, на которое съехалось около 2000 ученых из разных стран:

«На том пышном празднестве в 1959 году наука с ликованием встретила религиозную догму, именуемую материализмом или натурализмом. Наука заявила, что не существует ничего, кроме природы, и что все сущее порождено материей. Эти убеждения были выгодны всему научному миру, ибо означали, что в принципе нет ничего непостижимого и неподвластного науке. Однако триумф дарвинизма имел печальные последствия. Идеология захватила власть над наукой: отныне ученые-эволюционисты верили в то, во что хотели верить, а не в то, что им говорили данные палеонтологии, генетики, эмбриологии и молекулярной биологии»46.

Такой же «исторической близорукостью» отличается, похоже, и Нэнси Пирси (Nancy Pearcey). В своей прекрасной работе о победе дарвиновской теории она упоминает о христианах, пытавшихся найти компромисс с теорией эволюции. Пирси пишет: «Те, кто перетолковывал Дарвина, приспосабливая его теорию к креационной модели, надеялись таким образом предотвратить захват идеи эволюции материалистической философией. Они стремились отделить научную теорию от философии, внутри которой она зародилась»47. Но ведь те же христиане, как и многие до них, более полувека не препятствовали и даже способствовали (пусть неосознанно) захвату материализмом геологии и астрономии, а затем поддерживали идею «старой Земли», выдвигая теории разрыва, дней-эпох или потопа местного значения. Я присутствовал на той конференции движения РЗ в 1996 году, где Пирси впервые читала этот доклад. Когда во время дискуссии после доклада я заметил, что материалистическая философия пришла к власти в науке за десятки лет до Дарвина посредством геологических теорий «старой Земли», и сослался на свою только завершенную диссертацию, посвященную этой теме, мне никто не ответил – ни публично, ни в личной беседе. Похоже, приверженцы «старой Земли» не хотят ничего знать о роли материализма в развитии идеи о миллионах и миллиардах лет истории нашей планеты.

Вышеозначенная конференция проходила при поддержке миссии “Christian Leadership Ministry”, принадлежащей к движению «Университетский крестовый поход». Эта миссия, ориентированная на университетских преподавателей, горячо поддерживает движение РЗ и таких сторонников идеи «старой Земли», как Хью Росс и Уолтер Брэдли. На ее сайте в сети Интернет ведется полемика «по вопросам разумного замысла и теизма с ведущими учеными и философами современности»48. На другом сайте CLM уверенно заявляет:

«Датировка сотворения мира не является для христиан первостепенным вопросом веры и не должна рассматриваться как таковой, поскольку в Библии не приводится точная дата сотворения. В этом легко убедиться, обратившись к таким источникам, как The NIV Study Bible, The Believers Study Bible, The New Geneva Study Bible и комментариям богословов. Поэтому мы считаем, что христиане имеют полное право верить фактам науки, отбросив неприемлемые философские концепции, такие, как материализм»49.

Однако нынешняя точка зрения большинства ученых-христиан вовсе не есть гарантия того, что они верно трактуют Священное Писание, ибо истина определяется отнюдь не большинством голосов. В противном случае получалось бы, что и протестантская реформация – заблуждение; ведь реформаторы в течение многих десятилетий были в абсолютном меньшинстве! Но давайте обратим особое внимание на слова, выделенные курсивом. Лидеры CLM не понимают, что на самом деле «факты науки» о миллиардах лет Земли – всего лишь материалистические объяснения данных геологии и астрономии. Если же удалить из геологии и астрономии «неприемлемые философские концепции» (т. е. материализм), выяснится, что у науки нет никаких «фактов» о миллионах и миллиардах лет.

Таким образом, я полагаю, что нельзя бороться только с материализмом в биологии. Пренебрегая Библией и, в частности, свидетельствами Бытия о вселенской значимости греха и Божьего возмездия за него (проклятие при грехопадении, Всемирный Потоп, смешение языков в Вавилонской Башне), мы не придем к истинному живому Богу, а лишь отдалимся от Него и Его священного Слова, даже если будем верить в разумный замысел в живых организмах (и даже в то, что Бог Сам сотворил их). И если мы боремся с материализмом в биологии и в то же время закрываем глаза на материализм в геологии и астрономии или даже поддерживаем его, нам не разорвать тех цепей, которыми материализм сковал науку. Так что «клин», расколовший движение РЗ, видится мне отнюдь не началом пути к истине, а всего лишь гвоздем, которым не расколешь бревно. Он не приведет научный истэблишмент к библейскому взгляду на мироздание; он не приведет большинство людей к истинному Богу-Творцу, Который говорил с нами посредством только одной книги – Библии.

В книге о «тактике клина» Джонсон объясняет, как христиане должны вести себя в «грядущем открытом диалоге между религией и наукой» (на самом деле благодаря усилиям креационистов – сторонников «молодой Земли» и других верующих этот диалог начался за много лет до того, как появилось движение РЗ, и никогда не прекращался). Джонсон пишет: «Нужно начинать с того места Библии, которое имеет наиболее прямое отношение к спору об эволюции. Это не Книга Бытия; скорее, это первые стихи Евангелия от Иоанна»50. Далее он цитирует и анализирует тексты Евангелия от Иоанна 1:1-3, а затем Послания к Римлянам 1:18-20. Безусловно, эти тексты имеют отношение к делу, однако они, в отличие от Книги Бытия, не касаются напрямую споров о Сотворении и эволюции и о возрасте Земли. Более того: ни Иоанн, ни Павел не подвергали сомнению историческую точность Книги Бытия и, вслед за Иисусом, строили на ней свою проповедь.

Сравнительно недавно, в одном из интервью 2001 года, Джонсон заявил:

«Я полагаю, что детали хронологии книги Бытия – далеко не главный вопрос [в споре о Сотворении и эволюции]… Именно поэтому я утверждаю, что если исходить из значимости библейских текстов, летопись Бытия в наших исследованиях должна уступить место важнейшей информации о Творении, а именно – Евангелию от Иоанна 1:1-3… Важно не отклоняться в сторону, не вдаваться в детали, иначе мы попросту увязнем в трясине переменчивых мнений»51.

На каком основании Джонсон утверждает, что важнейшая информация о Творении заключена в Евангелии от Иоанна 1:1-3? Он не выдвигает ни богословских, ни библейских аргументов в пользу своей правоты. В его словах трудно увидеть что-то, кроме пренебрежения к непогрешимому боговдохновенному тексту 1 –11 глав Бытия. Я думаю, Джонсон попросту не способен понять (или объяснить слушателям), что представление о миллиардах лет Земли и Вселенной – не что иное, как материалистическая философия, маскирующаяся под научную теорию.

Неспособность осознать скрытое влияние материализма просматривается даже в докладе одного из наиболее выдающихся христианских философов Америки, Нормана Гайслера (Norman Geisler), – человека, не раз предупреждавшего об опасности материализма. В ноябре 1998 года, будучи президентом Евангельского богословского общества, Гайслер выступил с обращением к участникам ежегодного собрания этого общества52. В своем обращении Гайслер рассуждает о множестве опасных философских течений, которые набрали силу и угрожают церкви. Первым в этом ряду он рассматривает материализм (как методологический, так и философский). По словам Гайслера, материализм относится к наиболее деструктивным направлениям в философии, поэтому он уделяет ему наибольшее внимание. Его исследование опасностей, которые таит в себе материализм, поистине безупречно. Гайслер даже говорит о том, что «Джеймс Хаттон (1726 – 1797) применил к геологии юмовский принцип отрицания сверхъестественного, и это ознаменовало начало почти двухвековой эры материализма»53.

Но вот печальнейший парадокс: при всем при том Гайслер поддерживает работы Хью Росса, который настойчиво, но весьма изобретательно (не могу сказать, осознает он это или нет) пропагандирует в церкви материалистические взгляды, убеждая христиан признать миллионы лет Земли и Большой взрыв «фактами науки». Более того, в своей книге «Энциклопедия христианской апологетики», вышедшей через год после его президентского обращения к Евангельскому богословскому обществу, Гайслер пишет: «Научные данные убедительно свидетельствуют, что возраст Земли – миллиарды лет»54. Однако, как мы уже показали, не данные говорят о том, что Земле миллиарды лет, а материалистическая трактовка этих данных. Принимая одно за другое, Гайслер отказывается признать Дни Творения из первой главы Бытия обычными днями и считает, что между родословиями пятой и одиннадцатой глав Бытия существует разрыв в тысячи лет, хотя при этом и говорит о «на первый взгляд убедительных свидетельствах Бытия в пользу обычных дней и отсутствия разрывов в генеалогиях»55. Изложив различные трактовки летописи Бытия с точки зрения теории «старой Земли» (все они основаны на материалистических предпосылках, все имеют серьезные экзегетические изъяны, все опровергнуты сторонниками КМЗ), Гайслер приходит к ошибочному выводу: «Вера в миллионы или даже миллиарды лет Вселенной не обязательно противоречит Книге Бытия»56.

Надо сказать, что Гайслер – не единственный философ-христианин, который прекрасно умеет распознавать проявления материалистической философии, пока дело не доходит до возраста Земли. Я не знаю ни одного выдающегося религиозного философа, который был бы убежденным сторонником КМЗ. Если уж наши лучшие философы, верующие в Библию и защищающие ее, не видят засилья материализма в геологии и астрономии, то как увидит его церковь?

Таким образом, налицо одурманивающее действие теорий о «старой Земле». Дело в том, что все мы (от самых заурядных до самых гениальных) подверглись «промыванию мозгов». Согласен, сказано сильно, но я отвечаю за свои слова. Как было показано выше, после выхода в свет «Основ геологии» Лайеля (1830 – 33) геологией завладела догма униформизма, а катастрофизм, по сути, сошел со сцены. В геологическом словаре, изданном в 1972 году и написанном двумя ведущими геологами того времени, мы находим следующее определение катастрофизма: «Катастрофизм – гипотеза, согласно которой геологические изменения происходят вследствие единичных крупномасштабных и относительно быстротечных катастроф, – в противовес идее о постоянных небольших изменениях, отразившейся в теории униформизма. В настоящее время гипотеза катастрофизма почти безоговорочно опровергнута»57.

Однако примерно в это же время в геологии произошло весьма неожиданное событие – появление теории «неокатастрофизма». Все ее сторонники были эволюционистами, верящими, что история Земли насчитывает миллиарды лет. Но при этом они, как и катастрофисты начала XIX века, полагали, что большая часть геологической летописи образовалась за короткое время при катастрофах. Одним из ведущих представителей неокатастрофизма был Дерек Эйджер (Derek Ager), английский геолог, проводивший исследования в полусотне стран мира. В одной из своих книг, рассматривая развитие катастрофизма и униформизма в начале XIX века, он пришел к следующему выводу:

«Оправданием этому затянувшемуся и дилетантскому экскурсу в историю служит мое стремление доказать, что геологию прибрали к рукам теоретики [т. е., согласно Эйджеру, сторонники униформизма], чьи выводы были обусловлены скорее общественно-политической конъюнктурой эпохи, нежели результатами полевых исследований… Иными словами, мы позволили запудрить себе мозги и стали чураться любых версий исторического развития Земли, предполагающих экстраординарные события и процессы – все, что можно назвать «катаклизмом»»58.

Эйджер признает, что в годы учебы и первых лет работы геологом он и сам подвергся этому «промыванию мозгов», из-за чего поначалу не замечал доказательства катастроф в истории Земли. Эти доказательства были прямо у него перед носом, но предубеждения, овладевшие его разумом, мешали ему их увидеть. И все же одной вещи Эйджер так и не осознал, а именно: он не просто подвергся влиянию отдельных идей, навеянных общественно-политической конъюнктурой XIX столетия, – он был ослеплен целостной философско-религиозной мировоззренческой системой по имени материализм. Впрочем, жертвой материализма Эйджер стал по доброй воле. Из его трудов явственно следует, что он был грешником, не прекращавшим восстание против Бога и Его Слова. Насколько мне известно, до самого дня своей смерти (он умер несколько лет тому назад) Эйджер, ослепленный материализмом, не замечал несметных геологических доказательств Всемирного Потопа. Итак, если даже сами геологи (в том числе геологи-христиане) до сих пор позволяют «промывать им мозги» догмами материалистической философии, что уж тогда говорить о всех нас (даже о самых замечательных религиозных философах, богословах, специалистах по Ветхому Завету)? Что говорить о тех, кто под влиянием образования, экскурсий по музеям и национальным паркам, научно-популярных телепередач и т. п. давно поверил, будто Земле миллиарды лет, а Всемирный Потоп – всего лишь вымысел?

IX Заключение

Итак, засилье материализма в науке уходит корнями не в дарвинизм, а в теории о «старой Земле и Вселенной» конца XVIII – начала XIX века, и даже еще глубже – в труды Галилея и Бэкона. Именно они первыми вбили клин между Священным Писанием и наукой; именно на их изречения о науке и религии столь часто ссылались сторонники идеи «старой Земли» в геологии начала XIX столетия.

И если мы действительно хотим искоренить материализм в науке и быть верными непогрешимому Слову Создателя неба и Земли, Который пребывал и при Творении, и при Потопе, Который правдиво и понятно поведал нам о них, – если это так, то возраст Земли имеет огромное значение.

Однако движение РЗ представляет собой такую гремучую смесь агностиков и теистов с самыми разными убеждениями, что этому движению никак не до верности истинному Богу и Его Слову. Как я уже говорил, тактика Джонсона – не «тактика клина», а скорее «тактика гвоздя». Все, на что способна теория, не основанная на Священном Писании, – доказать существование некоего неопределенного разумного создателя (не обязательно даже имеющего божественную сущность). Участники движения РЗ умышленно отошли от Библии, данной нам Творцом, особенно от Книги Бытия; поэтому их доказательства никак не могут открыть путь к истинному Богу.

Если же Джонсон и другие христиане в РЗ все же захотят вовлечь в спор о происхождении Земли и всего сущего Книгу Бытия, то я могу прогнозировать следующее развитие событий:

  1. их обвинят в том, что они заблуждались и вводили в заблуждение других все те годы, когда открещивались от КМЗ и пренебрегали Книгой Бытия (эволюционисты уже не раз высказывали подобные обвинения);
  2. от них отвернется большинство их соратников по движению РЗ, которые верят в «старую Землю» и по разным причинам не желают руководствоваться Словом Божьим.

Расхождения движения РЗ со Священным Писанием должна волновать каждого христианина. Пренебрегая священным Словом Божьим, мы помогаем не Богу, но «эволюционизированному» миру.

Вот почему я призываю моих братьев во Христе, принадлежащих к движению РЗ, вернуться к Слову Божьему и, в частности, к Книге Бытия. Тогда глаза их откроются, и они увидят: заблуждение о миллиардах лет земной истории, якобы доказанных наукой, – дурное наследие материализма, подчинившего себе геологию и астрономию. Я прошу этих людей, призвав на помощь весь их огромный интеллектуальный потенциал, устно и письменно изобличать лживость сугубо материалистических толкований геологических и астрономических данных. Я прошу их отстаивать очевидные истины Бытия как в церкви, так и в миру.

Доказательств более чем достаточно, и они явлены нам. Враг вторгся в священную цитадель. Материалистическое (атеистическое) мышление за последние два столетия сильно загрязнило церковь «научными» теориями о «старой Земле» и идеями либерального богословия. Возьмем ли мы «меч духовный» (Еф. 6:17), которым вооружает нас Библия, и особенно – первые одиннадцать глав Бытия, изгоним ли врага? Или, закрывая глаза на осквернение Священного Писания и церкви, будем по-прежнему искать компромиссы с эволюционистским учением о миллионах лет истории Земли?

Перевод Д. Маркова под ред. А. Мусиной, Христианский научно-апологетический центр

Дополнительные материалы (книги, статьи, видео и т.п.) на русском языке
вы можете найти на сайте
http://www.ScienceAndApologetics.org
http://www.ScienceAndApologetics.com

Приложение к статье «ФИЛОСОФИЯ МАТЕРИАЛИЗМА И ВОЗРАСТ ЗЕМЛИ: ЕСТЬ ЛИ МЕЖДУ НИМИ СВЯЗЬ?»

Взгляды на историю Земли в начале XIX века

Библейский подход (библейские геологи)

CТ---П--------------Н--------СК
(возраст Земли: примерно 6000 лет)

Бог сверхъестественным образом сотворил Землю и все основные «роды» живых организмов за шесть обычных дней (СТ – сверхъестественное Творение). Затем, во времена Ноя, Он покарал мир за грехи Всемирным Потопом (П), который и создал большую часть геологической колонны (летописи окаменелостей) и все естественные процессы, которые мы наблюдаем в настоящем (Н). Так будет продолжаться, пока Бог сверхъестественным образом не положит миру конец (СК – сверхъестественный конец).

Теория катастроф (напр., Кювье, Смит)

СТ-----------К---------К----------К---------К-------------------------------------------------Н------К?---ЕК?
(возраст Земли: огромен)

С того времени, как Бог сверхъестественным образом сотворил Землю (по меньшей мере, много миллионов лет назад), на ней произошло как минимум четыре естественных наводнения огромного, а то и глобального масштаба. Эти катастрофы (К) «написали» большую часть геологической летописи и обусловили нынешнюю географию Земли. После каждой катастрофы Бог сверхъестественным образом создавал те или иные новые формы жизни. Поскольку катастрофы прошлого были природными катаклизмами, в будущем не исключается еще одна, за которой может последовать естественный (или же сверхъестественный) конец света (ЕК).

Теория униформизма (напр., Хаттон, Лайель)

СН?------------------------------------------------------- ----------------------------------------Н-------------ЕК?
(возраст Земли: огромен)

Вероятно, все геологические процессы начались (СН – сверхъестественное начало) на первозданной Земле миллионы лет назад. Эти процессы (напр., эрозии, землетрясения, извержения вулканов, отложение осадочных пород) происходят и сейчас и будут происходить в будущем с теми же скоростью (частотой) и мощностью, с какими мы наблюдаем их в настоящем (Н). Никто не знает, закончится это когда-либо или нет (ЕК?).

Footnotes

  1. Направление в философии или мировоззрение, имеющее различные названия (философский натурализм, атеизм, светский гуманизм) и утверждающее, что в мире не существует ничего, кроме природы (материи), и любое развитие может и должно объясняться по формуле «течение времени + случайные изменения + законы природы, действующие в материальном мире». Это относится не только к происходящим в мире процессам, но и к возникновению самого мира. Материалисты либо верят в то, что материя вечна (и просто меняет форму), либо полагают, что возникновение материи было случайным.
  2. Например, Филипп Джонсон пишет: «Чтобы избежать бесконечной путаницы и не отвлекаться от главного, я намеренно обошел стороной все вопросы, связанные с толкованиями Библии и религиозными авторитетами, и сосредоточился на одной теме. Эта тема, если выразиться словами о. Серафима, звучит так: «Эволюция – не научный факт, а философское течение». И это философское течение – материализм». См. предисловие Джонсона к книге о. Серафима Роуза: Fr Seraphim Rose, Genesis, Creation and Early Man (Platina, CA: St. Herman of Alaska Brotherhood, 2000), 50.
  3. Джонсон и ваш покорный слуга были не первыми, кто начал обсуждать проблему засилья материализма в науке. Креационисты – сторонники «молодой Земли» затрагивали эту проблему (хотя не всегда употребляли термин «материализм») за много лет до того, как ее осознал Джонсон. См. Donald E. Chittick, The Controversy: Roots of the Creation-Evolution Conflict (Portland: Multnomah, 1984), esp. pp. 15-35; Henry Morris, The Long War Against God (Grand Rapids: Baker, 1989), esp. pp. 17-32.
  4. Galileo, Letter to the Grand Duchess Christina (1615), translated and reprinted in Stillman Drake, Discoveries and Opinions of Galileo (New York: Double Day, 1957), 186, reprinted in D.C. Goodman, ed., Science and Religious Belief 1600-1900: A Selection of Primary Sources (Milton Keynes, UK: The Open University Press, 1973), 34.
  5. О непростом «деле Галилея» написано немало книг и статей. См., напр., Thomas Schirrmacher, “The Galileo Affair: history or heroic hagiography?”, Creation Ex Nihilo Technical Journal, 14:1 (2000), 91–100; William R. Shea, “Galileo and the Church,” in God and Nature, David C. Lindberg and Ronald L. Numbers, eds (Berkeley: UC Press, 1986), 114–35.
  6. Francis Bacon, The Works of Francis Bacon (London, 1819), 2.480–88.
  7. Francis Bacon, translated by Andrew Johnson from the 1620 original Novum Organum (London, 1859), 43 (Book I, part lxv). См. тж. Francis Bacon, Advancement of Learning (Oxford, 1906), 46 (Book I, part VI.16).
  8. Подробное исследование деятельности «библейских геологов» и их борьбы с идеей «старой Земли» в геологии см. в моей 500-страничной диссертации: T. J. Mortenson, “British Scriptural Geologists in the first half of the Nineteenth Century” (Coventry University, 1996). С ней можно ознакомиться на сайте Британской библиотеки в разделе “Thesis” (<www.bl.uk/reshelp/atyourdesk/docsupply/productsservices/theses/>) либо в печатной версии. Издание книги, содержащей сокращенную версию диссертации, ожидается в Америке в 2003 году.
  9. Georges Comte de Buffon, Epochs of Nature (1778). Судя по неопубликованной рукописи Бюффона, он полагал, что на образование осадочных пород должно было уйти по меньшей мере три миллиона лет. Однако, опасаясь реакции современников, Бюффон в своей книге остановился на цифре в 75 миллионов лет. См. “Buffon, Georges-Louis LeClerc, Comte de,” Dictionary of Scientific Biography, 579.
  10. “Buffon, Georges-Louis LeClerc, Comte de,” Dictionary of Scientific Biography, 577–78.
  11. Pierre Laplace, Exposition of the System of the Universe (1796).
  12. John H. Brooke, Science and Religion (Cambridge: Cambridge University Press, 1991), 243.
  13. Leroy E. Page, “Diluvialism and Its Critics in Great Britain in the Early Nineteenth Century,” in Cecil J. Schneer, ed., Toward a History of Geology (Cambridge: MIT, 1969), 257.
  14. Alexander Ospovat, “Werner, Abraham Gottlob,” Dictionary of Scientific Biography, 260.
  15. Dennis R. Dean, “James Hutton on Religion and Geology: the Unpublished Preface to his Theory of the Earth (1788),” Annals of Science, 32 (1975), 187–93.
  16. William Smith, Strata Identified by Organized Fossils (London, 1816) и Stratigraphical System of Organized Fossils (London, 1817).
  17. На это указывают тексты самого Смита, а также заметки геолога Джона Филлипса (John Phillips), племянника и ученика Смита. См. John Phillips, Memoirs of William Smith (London, 1844), 25.
  18. William Smith, Deductions from Establish Facts in Geology (Scarborough, 1835).
  19. Brooke, там же, 247–48.
  20. Georges Cuvier, Theory of the Earth (Edinburgh, 1813). Это был первый английский перевод вышедшей на французском книги “Discours Préliminaire” in Recherches sur les ossemens fossils de quadrupèdes (Paris, 1812).
  21. В частности, шотландец Роберт Джеймсон (Robert Jameson), издатель и редактор английского перевода книги Кювье, однозначно связывал последнюю катастрофу с Всемирным Потопом, таким образом приближая теорию Кювье к представлениям современников-англичан об истории Земли. Уильям Бакленд, геолог из Оксфорда, сделал эту трактовку теории Кювье еще популярнее. См. Martin Rudwick, The Meaning of Fossils (Chicago: University of Chicago Press, 1985), 133–35.
  22. Colin A. Russell, Cross-currents: Interactions Between Science & Faith (Leicester: IVPress, 1985), 136.
  23. William Hanna, Memoirs of the Life and Writings of Thomas Chalmers (Edinburgh, 1849-52), 1.80–81; Thomas Chalmers, “Remarks on Curvier's Theory of the Earth,” The Christian Instructor (1814), также содержится в The Works of Thomas Chalmers (1836–42), 12.347–72.
  24. George S. Faber, Treatise on the Genius and Object of the Patriarchal, the Levitical, and the Christian Dispensations (London, 1823), 1.chap. 3.
  25. Hugh Miller, The Two Records: Mosaic and the Geological (1854) and Testimony of the Rocks (1856), 107–74.
  26. John Fleming, “The Geological Deluge as Interpreted by Baron Cuvier and Buckland Inconsistent with Moses and Nature,” Edinburgh Philosophical Journal, 14 (1826), 205–39.
  27. John Pye Smith, Mosaic Account of Creation and the Deluge illustrated by Science (1837) and Relation between the Holy Scriptures and some parts of Geological Science (1839).
  28. Подробнее см. мою диссертацию (примечание к 2, сс. 53 – 67).
  29. Brooke, там же, 194.
  30. Henning G. Reventlow, The Authority of the Bible and the Rise of the Modern World, John Bowden, transl. (London: SCM Press, 1984), 412.
  31. Статья о Бюффоне в DSB, 577–78.
  32. James A. Secord, Controversy in Victorian Geology: The Cambrian-Silurian Dispute (Princeton: Princeton Univ. Press, 1986), 6.
  33. Colin A. Russell, “The Conflict Metaphor and its Social Origins,” Science and Christian Belief, 1:1 (1989), 25.
  34. Martin J.S. Rudwick, The Great Devonian Controversy: The Shaping of Scientific Knowledge among Gentlemanly Specialists (Chicago: Univ. of Chicago Press, 1985), 431–32.
  35. Charles Lyell, “Review of Scrope’s Memoir on the Geology of Central France,” Quarterly Review, 36:72 (1827), 480.
  36. Thomas S. Kuhn, The Structure of Scientific Revolutions (Chicago: Univ. of Chicago Press, 1970), 76.
  37. Henry Cole, Popular Geology (London: J. Hatchard, 1834) 31, см. тж. George Young, Scriptural Geology (London: Simpkin, Marshall and Co., 1838), 74.
  38. Цит. по: John H. Brooke, “The Natural Theology of the Geologists: some theological strata,” in L.J. Jordanova and Roy S. Porter, eds., Images of the Earth (British Society for the History of Science, Monograph 1, 1979), 45.
  39. Цит. по: Roy Porter, “Charles Lyell and the Principles of the History of Geology,” The British Journal for the History of Science, 9:2:32 (July 1976), 93.
  40. James Hutton, “Theory of the Earth,” Transactions of the Royal Society of Edinburgh, 1785, цит. по: A. Holmes, Principles of Physical Geology (UK: Thomas Nelson and Sons Ltd., 1965), 43–44.
  41. Ведущие ученые-креационисты видят недвусмысленные свидетельства в пользу того, что ледниковый период был только один, и вызван он был совокупностью климатических, атмосферных, геологических и океанических факторов по окончании 371-дневного во времена Ноя. См., напр., Michael Oard, An Ice Age cause by the Genesis Flood (El Cajon, CA: Institute for Creation Research, 1990) и Larry Vardiman, Ice Cores and the Age of the Earth (El Cajon, CA: Institute for Creation Research, 1996). Более популярное объяснение см.: Don Batten, ed., The Answers Book (Green Forest, AR: Master Books, 1990), 199–210.
  42. Научное сравнение теорий «старой» и «молодой» Земли начала XIX века по отношению к проблеме зла в творении можно найти в недавней докторской диссертации Thane Hutcherson Ury, “The Evolving Face of God as Creator: Earth Nineteenth-Century Traditionalist and Accommodationist Theodical Responses in British Religious Thought to Paleonatural Evil in the Fossil Record” (Andrews University, 2001).
  43. John M. Robson, “The Fiat and Finger of God: The Bridgewater Treatises,” in Richard J. Helmstadter & Bernard Lightman, eds., Victorian Faith in Crisis (Basingston: MacMillan, 1990), 111–13.
  44. Bertrand Russell, “Why I Am Not A Christian” (March 6, 1927, lecture to the National Secular Society, South London Branch, at Battersea Town Hall), <www.users.drew.edu/~jlenz/whynot.html>, 4.
  45. David Hull, “The God of the Galápagos,” Nature, 352 (8 Aug. 1991), 485–6.
  46. Phillip Johnson, “Afterword: How to Sink a Battleship.” William Dembski, ed., Mere Creation: Science, Faith and Intelligent Design, (Downers Grove: IVPress, 1998), 448–49.
  47. Nancy Pearcey, “You Guys Lost,” William Dembski, ed., Mere Creation: Science, Faith and Intelligent Design, (Downers Grove: IVPress, 1998), 84.
  48. <www.leaderu.com/menus/othersites.html>
  49. <www.origins.org/articles/00site_ourfocus2.html> (курсив в оригинале).
  50. См. Phillip Johnson, The Wedge of Truth: Splitting the Foundations of Naturalism (Downers Grove: IVPress 2000), 151.
  51. P. Hastie, “Designer genes: Phillip E. Johnson talks to Peter Hastie,” Australian Presbyterian, No. 531 (Oct. 2001) 4–8, <members.iinet.net.au/~sejones/pjaustpr.html> (сс. 5–6 в статье на сайте).
  52. Norman Geisler, “Beware of Philosophy: A Warning to Biblical Scholars,” JETS, 42:1 (March 1999), 3–19.
  53. Там же, 5.
  54. Norman L. Geisler, Encyclopedia of Christian Apologetics (Grand Rapids: Baker, 1999), 272.
  55. Там же, 270 (о днях) и 267 (o родословиях).
  56. Там же, 272.
  57. D. G. A. Whitten & J. R. V. Brooks, The Penguin Dictionary of Geology (London: Penguin Books, 1972), 74. Классический пример непоследовательности эволюционистов: определение униформизма в этом словаре противоречит объяснению сущности этой теории, приведенному в определении катастрофизма.
  58. Derek Ager, The Nature of the Stratigraphical Record (London: Macmillan, 1981), 46–47.